воскресенье, 18 декабря 2016 г.

"Драма в Мексике. Первые корабли мексиканского военного флота"

"Драма в Мексике. Первые корабли мексиканского военного флота". Первый рассказ Жюля Верна, опубликованный в Museé des familles в июле 1851 года.
Молодой писатель, уже попробовавший себя в написании пьес, либретто и стихов, встаёт на путь приключенческой прозы, которая и приведёт его через десять с лишним лет на путь "Необыкновенных путешествий".
Ещё многое предстоит сделать. Но уже в этом рассказе читатель заметит черты, которые в дальнейшем образовали собственный стиль Жюля Верна, и эпизоды, которые составили основу некоторых романов.
Самые очевидные примеры:


  1. Бунт на корабле. Верн ещё опишет реальный случай бунта на корабле в рассказе "Мятежники с «Баунти»". Бунтовать будут и вымышленные герои романов "Путешествие Гаттераса" и "Дядюшка Робинзон".
  2. Популяризация и перечисления. Удивительная и занятная черта героев Верна - они все, все поголовно, умеют рассказать что-нибудь интересное, какие-нибудь факты из географии и страноведения так и просятся им на язык. В "Драме в Мексике" роль чичероне берёт на себя злодей и бунтовщик матрос Хосе. Он рассказывает читателю (и своему спутнику лейтенанту Мартинесу): "Тут есть «метисы» — дети испанца и индианки; «кастисы», родившиеся от испанца у женщины-полукровки; «мулаты» — плод союза негра с испанкой; «мониски» — дети мулатки и испанца; «альбино» — по матери мониски и испанцы по отцу; «торнатрас», рожденные испанкой от альбино; «тинтиклеры» — это когда отец торнатрас, а мать испанка; «лобо», у которых мать индейского происхождения, отец же негр; «карибухо» — лово и индианка; «барсино» — койот и мулатка; «грифо», в чьих жилах течет кровь негритянки и лово; «альбарацадо», родившиеся у индианки и койота; «чаниза» — мать метиска, а отец индеец; «мечино» — отец койот и мать лобо". Неужели пока не было издателя, который намекнул бы Жюлю Верну, что такие слова лучше вкладывать в уста героев-учёных!
  3. Верн не может обойти и мексиканские деликатесы: "Им подали пищу — она показалась бы весьма аппетитной любому мексиканцу, но европейца мог заставить проглотить ее только острый голод: это были куриные потроха, приправленные зеленым перцем; рис, сдобренный красным перцем и шафраном; дичь, фаршированная оливками, изюмом, земляными орехами и луком; засахаренные ломтики тыквы, портулак и карбанцо; «тротильи» — печенные на листе железа маисовые лепешки. После обеда подали вино".
  4. Без аппетитных описаний экзотических блюд не обходится ни один роман Верна!
  5. Лейтенант Мартинес, страдая от угрызений совести, странных для человека, который хладнокровно убил своего капитана, к концу рассказа ведёт себя едва ли не как помешенный. Тяга к странным движениям души - влияние Эдгара По на ранние произведения Верна. Вскоре появятся в печати "Драма в воздухе", "Мастер Захариус", где герои уже по-настоящему безумны. В 1864 году в том же самом Musée des Familles выйдет статья Верна "Эдгар По и его произведения". Безумие, происходящее от нечистой совести, Верн всерьёз, без мрачных странностей американского гения, ещё опишет в "Таинственном острове".
  6. Наконец, финальная сцена разыгрывается в грозу, под гром и молнии - и это походит на таинственные и страшные сцены из "Двадцати тысяч лье под водой", "Таинственного острова", "Властелина мира", "Плавающего города" и многих других произведений, где гроза нередко сопровождается и извержением вулкана...


Впрочем, в "Первых кораблях мексиканского флота" вулкан Попокатепетль, показавшийся героям в тумане, во время рассказа бездействует. Поэтому о вулканах в творчестве Верна мы поговорим позже, когда они появятся на уже страницах "Пяти недель" и дальнейших "Необыкновенных путешествий".

Комментариев нет:

Отправить комментарий