среда, 30 августа 2017 г.

Путешествие и приключения капитана Гаттераса

Если бы меня попросили записать всё, что я знаю или думаю о "Гаттерасе", я бы начала с описания ранних романов Жюля Верна. Тех самых, которые создали его имя, которые обеспечили его популярность сразу же. Хотя мы помним их и теперь как одни из лучших, чаще всего это не те произведения, которые часто экранизируют и задают читать на лето. Даже "Путешествие к центру Земли" читатели помнят всё хуже, а "Пять недель на воздушном шаре", "Путешествие Гаттераса" и "С Земли на Луну" - классика приключенческой литературы - отходят на второй план перед "Таинственным островом", "Двадцатью тысячами лье", "Детьми капитана Гранта", "Михаилом Строговым" и "Вокруг света в 80 дней".
"Гаттерас" - один из тех первых романов, которые теперь читаются вторыми. "Гаттерас" написан молодым автором, который уже создал роман нового типа, но ещё не определился с рамками этого романа. Издатель сравнивает "Париж в XX веке" и "Гаттераса", предпочитая последнего, и современные критики иногда осуждают его выбор. Но любитель Верна никогда этого не сделает: "Гаттерас" подарил нам мир географических открытий, который никогда не коснулся "Парижа".
Я глубоко люблю "Приключения капитана Гаттераса" и утверждаю, что роман содержит много смыслов, до которых дойдёт только вдумчивый читатель. Таков стиль писателя Жюля Верна: держась подальше от психологии и скупо описывая переживания героев, он может лёгкими штрихами создать картину внутреннего, душевного опыта. Путешествие Гаттераса на Полюс описывает одновременно путешествие Гаттераса к самому себе - и от самого себя. От чего он отказывается, покидая землю, чего ждёт в недостижимой точке земного шара?
И если вы хотите перечесть, как я, историю путешествия Гаттераса и его спутников, обратите внимание на то, как лёд и море, туман и свет создают картину искренних и глубоких переживаний. В созерцании полярных красот или ужасов важен не только пейзаж, но и зритель, дошедший сюда из южных, родных и тёплых краёв. Мы видим всё его глазами, а он здесь не случайно.